Последние новости
Домой || Образование || Пожизненно осужденный за убийство трех девочек получил компенсацию морального ущерба

Пожизненно осужденный за убийство трех девочек получил компенсацию морального ущерба

Подмосковный убийца трех несовершеннолетних девушек, чья вина была полностью доказана, потребовал возместить ему моральный ущерб. Осужденный к пожизненному сроку женоненавистник Дмитрий Кингольц спустя 14 лет подал иск в суд, в котором свои нравственные страдания оценил в 300 тысяч рублей. И, пусть в символическом размере, но получил компенсацию.

В чем выразились эти самые его «страдания»? В том, что изначально ему предъявили «лишнюю» статью УК, а значит, по его мнению, он стал жертвой несправедливого уголовного преследования.

Почему Тверской суд Москвы моральный ущерб признал, хотя сумму снизил до 1 тысячи рублей? Почему вообще осужденные к пожизненному сроку сейчас массово пытаются доказать, что во время следствия нравственно пострадали?

Пожизненно осужденный за убийство трех девочек получил компенсацию морального ущерба
фото: Наталия Губернаторова

Чудовищное убийство трех 15-летних подруг Даши, Насти и Лиды произошло в октябре 2003 года (об этом подробно писал «МК»). Девушки (все трое учились на поваров на первом курсе училища в подмосковном Звенигороде) опоздали на электричку и с радостью согласились сесть в машину к двум незнакомцам, которые предложили их подвезти. Одним из них был Дмитрий Кингольц.

Уже потом во время следствия выяснится, что он настоящий женоненавистник. Патологическая злость на представительниц слабого пола у него появилась после того, как его ударила ножом в живот сожительница. В тот день именно Дмитрий предложил своему приятелю выпить и «снять малолеток». Девушек завезли в лес. Одну — Лиду — заперли в машине. Двух других — Дашу и Настю — вытащили из авто, изнасиловали и потом (когда поняли, что они расскажут обо всем милиции) убили, перерезав им горло. Лиду они тоже не пощадили, ее труп оставили в другом лесу.

Изначально помимо статьи 105 УК РФ «Убийство» обоим вменялись также статьи 131 «Изнасилование» и 132 «Насильственные действия сексуального характера».

— По ст. 131 УК РФ квалифицируются действия, связанные с совершением насильственного полового акта в естественной форме, — поясняет бывший следователь по особо важным делам СК Андрей Гривцов. — По ст. 132 УК РФ — любые иные насильственные действия сексуального характера. Достаточно часто имеют место случаи излишней двойной квалификации, когда одновременно вменяются обе статьи. Как пример, сам процесс раздевания потерпевшей против ее воли перед совершением с ней полового акта следствие могло квалифицировать по ст. 132 УК РФ.

Кингольц, судя по материалам дела, с самого начала утверждал, что, мол, 132-я статья — лишняя. Вроде как «просто» изнасиловал и убил, но никаких извращений себе не позволял, и для него было чуть ли не делом чести это доказать.

— Какая честь, о чем вы, — комментирует эксперт криминального мира Заур Зугумов. — Тот, кто сделал такое с детьми (а они ведь по сути дети, всего пятнадцать лет), никакой чести не имел… Да и наличие или отсутствие этой дополнительной статьи при остальном наборе никак не повлияло бы на отношение к нему за решеткой.

Как бы то ни было, Московский областной суд 30 августа 2004 года оправдал Кингольца по ч. 2 ст. 132 УК РФ «в виду непричастности к совершению преступления», но все равно приговорил к пожизненному сроку.

— Это тот случай, когда сколько бы преступник и его адвокаты ни копались, сколько бы ни искали мелких нестыковок в приговоре, все равно по факту само преступление не предполагает смягчения участи, — заметил источник в Верховном суде.

Из СИЗО женоненавистник попал в колонию «Полярная сова», что в поселке Харп Ямало-Ненецкого автономного округа. В соседних с ним камерах сидят такие известные персоны, как битцевский маньяк Пичушкин и майор-убийца Евсюков. 14 лет о Кингольце не было слышно — и вдруг иск в Тверской суд!

— В принципе, к нему вопросов нет, — говорит представитель администрации ИК №18. — Спокойный, неконфликтный, режим не нарушает. Он уживчив, так что с подбором сокамерников для него проблем никогда не было. На учетах как склонный к побегу или организации беспорядков не стоит. Вообще он ведет постоянную переписку с судами, требуя компенсации за моральный вред. Вот добился успеха.

Получит теперь на свой лицевой счет от государства тысячу рублей, которую может потратить в тюремном ларьке на сигареты, шоколад, чай. Деньги небольшие, так что хватит максимум на одну покупку.

— Компенсация в одну тысячу рублей, на мой взгляд, выглядит насмешкой и над человеком (каким бы он ни был), и над справедливым осуществлением правосудия, — уверен Гривцов. — Наверняка на его уголовное преследование по ст. 132 УК РФ, которое было признано необоснованным, государство потратило намного больше денежных средств (зарплата допустивших ошибку следователя и прокурора, бумага, расходные материалы и т.п.).

Не выглядит ли насмешкой с его стороны говорить о моральном вреде при всех обстоятельствах? Тут можно только сказать, что по закону моральный вред заключается в том, что человека обвинили в преступлении, которого он не совершал. И не важно, совершал ли он что-то другое или нет. Государство допустило ошибку и должно загладить эту ошибку, в том числе компенсацией.

И все-таки неужто годы заточения не только не пробудили в Кингольце раскаяние, но окончательно лишили совести? Ведь его жертвы мертвы, и ему всю оставшуюся жизнь не мешало бы думать об этом и о том, какой, выражаясь сухими словами, моральный вред он причинил их близким. А негодяй, выходит, еще и себя считает потерпевшим…

Впрочем, дело, возможно, совсем в другом. Сейчас Дмитрию Кингольцу 41 год. Через 11 лет он может добиваться УДО, а в качестве аргумента как раз привести тот факт, что следствие совершило ошибку, государство за нее извинилось и даже выплатило компенсацию морального вреда.

А еще он, возможно, с учетом нынешнего решения Тверского суда подаст иск в ЕСПЧ. Ну, или может попытаться получить что-то у администрации колонии в обмен на то, чтобы в Европейский суд не обращаться.

Сотрудники колоний для пожизненников уверяют, что в последнее время все их подопечные, словно сговорившись, начали оспаривать свои приговоры в судах и требовать моральной компенсации за всякую мелочь.

— Возьмем хотя бы ту самую «Полярную сову», — говорит замдиректора ФСИН России Валерий Максименко. — За первый квартал 2018 года от 345 осужденных «Полярной совы» в различные инстанции было направлено 3763 обращения. Еще никогда арестанты так много не писали…

Читайте материал: «Смертник среди нас: по Москве разгуливает расчленитель, выпущенный по УДО»

Загрузка...

О программе admin

Смотрите также

Иждевенчество или иждивенчество — как правильно?

Говорим и пишем по-русски грамотно. Отвечает Есения Павлоцки, лингвист-морфолог, эксперт института филологии, массовой информации и …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *